Интервью журналу «Адвокатский Петербург»

Интервью генерального директора ООО «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки», данное журналу «Адвокатский Петербург»

В России профессия оценщика – явление достаточно новое. Хотя за последние десять лет было создано немало организаций, которые патронируют подобного рода деятельность. Это и Высшая школа приватизации и предпринимательства, и Российское общество оценщиков, Северо-Западное общество оценщиков, Саморегулируемая  межрегиональная ассоциация оценщиков, Институт профессиональной  оценки, Лига независимых экспертов и Московское общество оценщиков и другие. Профессия новая и крайне необходимая, требующая высочайшей экономической квалификации и отменного знания сложившейся практики. Сколько стоит фирма (магазин, газета, бензоколонка, сельскохозяйственное предприятие и.т.д) или  наконец, квартира – все это крайне важно не только собственникам, но и потенциальным покупателям.

О сегодняшней работе оценщика мы беседуем с одним из известных представителей этой новой профессии, кандидатом экономических наук, генеральным директором фирмы «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки» Александром Бугой.

–  Александр Владимирович, я знаю, что вы занимались оценкой многих крупных предприятий России, как вы считаете оценить можно все, даже Эрмитаж?

- Во-первых, давайте уточним, что подлежит гипотетической оценке, что Вас интересует: оценка Эрмитажа, а точнее,  здания Зимнего дворца или – оценка Эрмитажа, как, скажем, – предприятия, занимающегося музейным бизнесом. Даже исходя из общих соображений, можно предположить, что величины оцененной стоимости получатся очень и очень разными.

Во-вторых, Эрмитаж – национальное достояние России и его, скорее, можно захватить после почты, телеграфа… К таким объектам больше подходит определение – бесценно. Так же как к Лувру или другой мировой сокровищнице искусств. И даже не хочется представлять ситуацию, когда объективно может понадобится подобная оценка, потому что она связана, скорее всего с оценкой ущерба.

- Значит, есть то, что невозможно оценить с чисто экономических позиций?

- Оценить можно и Эрмитаж. Только этим, как я уже сказал, бессмысленно заниматься. А вот более прозаическими объектами – необходимо. Например, недавно правительство Санкт-Петербурга высказало намерение выставить на продажу ряд дворцов. В данном случае, без независимой оценки не обойтись. Даже с точки зрения общественного мнения. Ведь людей  волнует не только сам факт продажи дворца или исторического здания, но и то, чтобы в результате сделки купли-продажи, за объект была заплачена его рыночная стоимость, а не скорректированная в угоду бизнесмену или крупной корпорации. У нас между рыночной и балансовой стоимостью разница огромная.

– Ваша фирма занимается оценкой уже несколько лет…

- В 1998 году группа молодых экономистов решила создать компанию, которая занималась бы оценкой по различным направлениям. В России в то время насчитывалось около четырех тысяч мелких оценочных фирм, и этого было крайне мало. Сейчас – около пятнадцати тысяч. Так что мы в конце девяностых в каком-то смысле откликнулись на запрос рынка. В первые годы мы занимались всем от квартир, загородных коттеджей и земельных участков до небольших предприятий в Петербурге и других российских городах. Теперь наша работа стала системной, к нам пришли квалифицированные сотрудники. Я могу теперь с полной уверенностью сказать, что наша фирма обеспечивает действительно независимую оценку. Мы являемся собственниками своей фирмы и не ангажированы.  Вы ведь знаете, как у нас трудно быть независимым.

– Да уж по своей профессии знаю, как никто другой!

- В оценке один раз солгал (в угоду тому или иному клиенту), второй раз, а на третий с тобой никто не будет иметь дело. Поэтому независимость оценки – одна из важнейших составляющих нашей профессии.

– А как распознать недобросовестного оценщика?

- Первое и самое важное правило. Если оценщик гарантирует результат до предварительного ознакомления с оцениваемым имуществом и правоустанавливающими документами. Другими словами, он готов подтвердить ту сумму, которую называет клиент, без изучения объекта. Второе и третье правило. Если оценщик не интересуется, для каких целей проводится оценка. Не требует от заказчика необходимых документов. Предлагает сделать работу за очень короткий срок и за оплату значительно ниже цен установившихся на рынке оценочных услуг.

Можно назвать еще несколько критериев. Но важно понять, что оценка – это очень серьезная, кропотливая работа. И не важно, что вы оцениваете швейную машинку или крупное предприятие. Работа оценщика на 99 процентов состоит из сбора и анализа  информации по объекту оценки, рынку к которому он относится, смежных рынков, общей экономической ситуации в стране и регионе, а отчет об оценке имеющий силу официального документа – только вершина айсберга.

Часто оценщик выдерживает серьезное давление, со стороны собственника имущества или потенциального покупателя. Но надо сказать, что и тот и другой в конечном итоге заинтересованы в независимой, свободной оценке. Здесь, хочется отметить, что, скажем, сложившаяся юридическая практика предполагает представление интересов обеих сторон специалистами – юристами, а в оценке этого пока нет.

– У Вас бывают случаи, когда ваших специалистов  просят сделать прогноз развития  предприятия, дать рекомендации? Если да, то в таком случае грех не спросить по поводу ситуации на рынке недвижимости?

- Простите, а какой «рынок недвижимости» Вы имеете ввиду? Санкт-Петербурга? Коммерческой? Жилой? Купли-продажи? Аренды? Видите, сколько сразу возникает вопросов? Для корректной оценки очень важно, какую, например квартиру или здание вы собираетесь продавать, или покупать или сдавать в аренду в каком месте  и так далее. Другими словами, средняя температура по палате в больнице- мало информативна. Если говорить о рынке купли-продажи жилой недвижимости Санкт-Петербурга на сегодняшний день, то это   одна из немногих возможностей сохранить ваши деньги.

- А по каким направлениям работает фирма «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки»?

- По видам имущества. Объекты недвижимости: здания, сооружения, жилые помещения и т.д. Движимое имущество: машины, оборудование, транспортные средства, воздушные и морские суда. Интеллектуальная собственность. Кстати – очень сложное, трудоемкое направление. Бизнес. Мы работаем системно, у нас огромный опыт оценки на российском рынке и высокая репутация. Опять же репутация для оценщика, повторюсь, это не пафос, а единственная возможность удержаться на рынке. Мы работаем в условиях жесткой конкуренции. Репутацией мы дорожим не меньше, чем  даже финансовым успехом.

– Понятно, дом, квартиру, завод оценить можно, а вот, например, газету или издательство? На питерском рынке, например, почти все ежедневные газеты нерентабельны!

- Зачем-то их субсидируют. Не только из благородных побуждений, наверное.

– Какие там благородные побуждения?!

- Нам пока не приходилось оценивать издательства газет или журналов. Но вот одно издательство эротической литературы нас попросили оценить. Нам стало интересно изучить издательский рынок страны и рынок подобных изданий, сделать экономический анализ и получить значение рыночной стоимости данного «экзотического» объекта. Мы это сделали. А с газетами, видимо, надо в первую очередь учитывать политический ресурс того или иного издания, влияние его на общественное мнение.

– Это можно выразить  конкретным числом?

- Можно. Только к этому числу будет приложен довольно солидный отчет. И потребуется немало времени, чтобы серьезно изучить не только петербургский рынок прессы, но и российский. И даже посмотреть, что происходит, например, в Швеции и Финляндии. Не исключено, что там существует интерес к газетам и журналам Петербурга…

– Если мы попросим Вашу компанию оценить нашу газету, это дорогое удовольствие?

- Мы, как говорится, не загибаем цены, хотя уровень нашей работы предполагает соответствующую оплату. Это еще один критерий качества этой услуги. Если за серьезную оценку вам называют сумму в несколько тысяч рублей, значит перед вами недобросовестный оценщик.  У нашей фирмы соотношение качества и цены  оптимально. У нас работают очень профессиональные сотрудники, для которых репутация фирмы стоит на первом месте.

- Как с вами связаться?

- Очень просто: наши контактные телефоны: (812) 578-15-23, 953-73-70

 

Интервью взял Милослав Нарышкин